Мы предлагаем вам использовать наши материалы не только для личного развития, но и для проведения общественных мероприятий и коммерческой деятельности в качестве тренера.

Очень часто в России обращают внимание на Запад в поисках успешных практик добровольчества, но, как правило, не извлекают фундаментальных, философских основ добровольчества. Поэтому попытки перенести западный опыт на российскую землю обречены на провал. Редкая переведенная на русский язык статья Брайана О’Коннелла поможет вам осознать феномен успешного добровольчества на национальном уровне.

Дух добровольчества в Америке

Брайан О’Коннелл

“Добровольческая инициатива способствовала формированию национального характера Америки”.

Мерл Керти, историк, Лауреат Пулитцеровской премии

Иногда задаются вопросом – жив ли еще гражданский дух в Америке?

Бытует довольно распространенная точка зрения о том, что в былые времена американцы гораздо охотнее, чем мы сегодня, проявляли готовность помогать друг другу, отстаивать то, во что верили, и активно участвовать в решении общественных вопросов. Для некоторых американцев стало почти аксиомой, что сейчас в нашем обществе проявляется меньше заботы о людях и что должно вызывать беспокойство то, что произошло с добрососедством, гражданственностью и благотворительностью, которые в прошлом были характерны для Америки.

На самом деле прошлое вовсе не было таким уж хорошим, как сейчас часто представляется, а с настоящим дело обстоит гораздо лучше, чем нам кажется. Число людей, занимающихся сегодня общественной работой, самое высокое за всю историю нашей страны, и они принадлежат к общественным группам, число которых также качественно выросло.

добровольчество, волонтерствоВ настоящее время 50 процентов американцев принимают активное участие в волонтерской работе. Эта цифра поражает воображение и означает, что их число составляет сто миллионов человек. Иначе говоря, каждый второй из нас старше 13 лет принимает участие в добровольном служении обществу. В среднем мы тратим четыре часа в неделю на различные дела по своему выбору. Расширяется и база участия в добровольческой работе. Ею теперь занимается больше молодежи, больше мужчин и больше граждан пожилого возраста.

Служение обществу практически во всех областях человеческой деятельности принимает организованные формы. Мы готовы принимать участие в решении любого вопроса, имеющего общественное значение, и быть ответственными за это. Мы все готовы бороться, когда дело касается внесения изменений в зонирование, выпуска облигаций муниципальными или штатскими органами по займам на проекты по благоустройству, улучшения системы сбора мусора, обличения завышенных цен, обеспечения соблюдения равных прав или протеста против войн. В самое последнее время мы успешно объединились для того, чтобы отстаивать права женщин, охрану природы и рациональное использование природных ресурсов, совершенствовать обучение людей с умственными и физическими недостатками, чтобы добиваться разрешения конфликтов и решать вопросы, связанные с сохранением культуры и соблюдением прав испаноязычных американцев, с положением людей преклонного возраста, регистрацией избирателей, улучшением состояния окружающей среды, судьбой американских индейцев, правами умирающих людей, трудностями экспериментального театра, налаживанием международного взаимопонимания, ограничением рождаемости, расширением полномочий местного населения, контролем над ядерной энергией, защитой прав потребителей и т.д. и т.п. Другими словами, интересы добровольцев и их воздействие на жизнь общества охватывают широкий круг вопросов – от местных проблем до истощения озонового слоя и далее.

Трое из каждых четырех американских граждан регулярно вносят денежные средства на благотворительные цели, выделяя ежегодно свыше 1000 долларов на семью. На эти личные взносы приходится почти 90 процентов всех благотворительных взносов. Фонды и деловые корпорации при всей своей значимости предоставляют лишь 10 процентов всех взносов на благотворительность. В последней участвуют люди всех уровней дохода, и люди с низкими доходами часто бывают щедрее, чем более богатые.

Каков источник всей этой деятельности и щедрости? Совершенно очевидно, что Соединенные Штаты – не единственное в мире общество, где люди активно вовлечены в общественную жизнь. Благотворительная и добровольческая деятельность имеет место в большинстве стран, а некоммерческие организации получили широкое распространение во всем мире. Но нигде нет такого огромного числа людей и организаций, занимающихся служением обществу и благотворительностью, нигде служение обществу и благотворительность не имеют столь внушительных масштабов, и нигде служение обществу и благотворительность не оказывают такого мощного воздействия, как в Соединенных Штатах.

Не так-то легко понять, почему в нашей стране масштабы служения обществу и занятия благотворительностью оказались гораздо распространеннее, чем в остальном мире. Однако если мы надеемся на сохранение этого уровня служения обществу и благотворительности в будущем, необходимо лучше понять это явление. Научных исследований и литературы на этот счет мало, но все же можно попытаться дать некоторое объяснение.

Чаще всего столь наше широкое участие в жизни общества и благотворительности приписывается протестантской этике и глубокому чувству долга, которое было укоренено в сознании наших британских предков. Однако, при всей их важности, они составляют лишь два из многих источников этого явления. То, что мы определяем, как иудейско-христианские представления о прямом гражданском участии, также привносилось на наши берега каждой новой волной иммиграции – шведов, евреев из России, китайцев, выходцев из Индии и других стран, которые следовали учениям Иисуса, Моисея, Мохаммеда, Будды и прочих мудрецов и пророков.

Одно из самых глубоких объяснений побудительных мотивов добровольческой деятельности основано на предоставлении свободы вероисповедания и защите этой свободы (1). В докладе организации “Независимый сектор”, изданном в 1993 году под названием “От веры к приверженности”, который опирается на самое обширное исследование, когда-либо проводившееся в области изучения роли религиозных конгрегаций в служения обществу, показывается, что эти организации были основными поставщиками услуг для местного населения. По своему опыту могу сказать, что чем беднее население, тем больше роль и воздействие таких организаций.

Религиозные институты, воплощая в себе свободу вероисповедания и являясь источником услуг, предоставляемых религиозными конгрегациями обществу, поднимают и решают важнейшие этические вопросы. В своих сделанных в середине XIX века заметках о жизни в Америке Алексис де Токвиль рассматривал американские добровольные организации не столько как организации, которые поставляют услуги, сколько как организации, которые формируют нравственные ценности, в частности такие ценности, как благотворительность и ответственность по отношению к другим людям, и которые представляют собой исток всех общенациональных американских кампаний в защиту тех или иных принципов.

При всей значимости влияния религиозного воспитания традицию добровольного служения обществу нельзя объяснить исключительно уроками доброты и великодушия. Нельзя игнорировать факт взаимозависимость и потребность во взаимопомощи. Воины-ополченцы в период Войны за независимость (1775-1781 годы) и семьи, жившие в районе Фронтира в конце XVIII и начале XIX века, из практических соображений, ради выживания, должны были накладывать ограничения на свой эгоизм. Когда американскую историю и добровольное служение обществу изображают лишь как проявление доброты и великодушия, это говорит многое о замечательных чертах характера наших предков. Но при этом забывают, что существовала также традиция организованного добрососедства, диктовавшаяся лишениями и ограничивавшая проявления добра и великодушия.

Одно из наиболее замечательных утверждений об истоках добровольного служения обществу в Америке состоит в том, что не следует предполагать, что эти свойства и традиции были привнесены из-за границы. В работе “Американская филантропия” историк Роберт Бреммер ясно показывает, что американские индейцы относились к нам с гораздо большим “христианским” великодушием, чем мы к ним. Когда мы читаем описания этого автора о том, как сердечно приветствовали нас коренные американцы и как они помогали нам приспособиться к их миру, у нас окончательно и бесповоротно исчезают прежние представления о том, что подлинные человеческие качества были привезены в Америку извне.

Мы пришли в страну, которая была очень мало структурирована. Нам представился шанс начать все заново. Для большинства людей, впервые за много поколений, не существовало семейной иерархии, хотя и существовало несколько внутренних ограничений, налагаемых законами и обычаями. И, тем не менее, мы зависели друг от друга фундаментальным образом (2). В ситуации отсутствии семей и сдерживающих традиций мы с готовностью и самым активным образом присоединялись к самым разным группам. В результате мы превратились, по выражению журналиста Макса Лернера, много занимавшегося социальными вопросами, “в нацию членов обществ”. Эти новые институты – церкви, союзы, фермерские ассоциации, пожарные команды и другие специализированные организации – предоставляли нам сети общения и совместной деятельности.

Важно также понять, что мы были людьми, решительно выступавшими против власти королей, императоров или царей, и по этой причине мы с подозрением относились ко всякой центральной власти. Мы были твердо уверены в том, что власть должна быть децентрализованной (3). Это означало, что добровольные институты будут выполнять в Соединенных Штатах то, что в других странах делали правительства. В статье “Какого рода общество должно быть у нас?”, написанной для “Независимого сектора” бывшим президентом Стэнфордского университета Ричардом У. Лайманом, содержится напоминание об описании Эдмундом Берком “взводиков” Франции, которые превратились в уникальный американский путь достижения рассредоточенности власти и организации совместных усилий.

По мере того, как мы на собственном опыте убедились в преимуществах столь значительного по своим масштабам гражданского служения обществу, включая приносимое им чувство удовлетворения, мы стали еще большими приверженцами общества прямого личного участия. На этом пути мы постоянно обновляли убежденность в силе человеческого разума и человеческих способностей.

Мы всегда считали, что лучшая гарантия охраны свободы – это передача ответственности в руки народа в расчете на то, что он найдет ей применение. Порой мы могли испытывать разочарование от его деятельности, но все равно договор оставался руководящим принципом социальной организации. Мы по-прежнему считаем мудрыми слова Томаса Джефферсона: “Если мы думаем, что сам народ является недостаточно просвещенным для того, чтобы осуществлять благоразумный контроль, выход не в том, чтобы отобрать у него этот контроль, а в том, чтобы развивать в людях благоразумие посредством образования”.

Мы действительно считали и продолжаем считать правильным то, что написано в Декларации независимости. Мы действительно убеждены в истинности прав и власти народа, и эти убеждения служат основанием для того, чтобы браться за решение многих вопросов, и чтобы чтить и горячо защищать свободу вероисповедания, свободу слова и свободу собраний.

Если мы согласны с тем, что наши формы и степень участия в общественной жизни и благотворительности вносят значительный вклад в жизнь страны, то очень важно понимать и пополнять истоки, дающие начало подобному плюрализму. Одна из основополагающих задач состоит в том, чтобы американский народ осознал, что существует этот третий способ, который помогает решать проблемы и претворять в жизнь свои мечты.

Совершенно очевидно, что добровольное служение обществу начинается с отдельного человека, с этого золотого правила и протягивания руки помощи. Сто миллионов американцев-волонтеров принимают участие во множестве дел, выражая, таким образом, сострадание и оказывая услуги. Добровольцы информируют, протестуют, помогают, обучают, лечат, строят, защищают, успокаивают, свидетельствуют, поддерживают, ходатайствуют, жертвуют, обсуждают, демонстрируют, наставляют, кормят, контролируют и многими другими способами служат людям и выступают за то или иное благое дело.

Усилия бесчисленных волонтеров важны не только потому, что порождают добро, масштабы которого впечатляют, но еще и потому, что определяют нас как народ. Участие в добровольческой деятельности укрепляет нас как нацию, укрепляет наши общины, укрепляет нас в человеческом плане и позволяет каждому индивиду реализовать его человеческую природу.

Историк, лауреат Пулитцеровской премии Мерл Керти считает, что “акцент на проявлении добровольческой инициативы способствовал обретению Америкой своего национального характера”.

Когда изучаешь великие общественные начинания, которыми так богата наша история, то вновь и вновь убеждаешься в том, что гражданское участие, глубокая общественная заинтересованность и свидельства того, что люди действительно могут добиться перемен к лучшему, составляют духовное богатство нашего общества. Так, например, Инез Хейнз Эрвин в своем исследовании борьбы за предоставление женщинам права голоса, постоянно отмечает, что это борьба была важна не только с точки зрения достигнутых целей, но и с точки зрения внутреннего развития тех, кто принимал в ней участие. “У них выработалось чувство товарищества, которое было и любовью, и восхищением, и уважением по отношению друг к другу, – пишет Эрвин, – Давая характеристику одной из своих соратниц, они прежде все говорили о ее духовном облике, и этот облик всегда был полон красоты, или благородства, или величия.”

Когда думаешь о гигантах на ниве добровольческой деятельности, всегда вспоминаются имена и фамилии женщин, по крайней мере, за последние 150 лет – такие как Клара Бартон, Джейн Аддамс, Мэри Маклауд Бетьюн, Сюзан Энтони, Доротея Дикс, Элис Пол, Элизабет Кейди Стэнтон, Хэрриет Бичер-Стоу, Дороти Дей, Мать Сетон, Кэрри Нейшн, Маргатет Сенгер и Лукреция Мотт.

В своей последней книге “Голоса из сердца: хвала волонтерам Америки” я описываю добровольческую деятельность 25 человек, которые рассказывают о том, что они делают, почему они это делают, и что значил для них этот опыт.

Послушайте, что некоторые из них говорят:

  • Скотт Розенберг – художник, который учит подростков из группы риска делать фильмы и видео. Вот как он описывает свой опыт работы с ними: “Волонтерская работа вызывает огромный внутренний подъем. Работая с людьми над чем-то, во что веришь сам, испытываешь энтузиазм. Это – напряженная и трудная работа, но она воодушевляет”.
  • Владимир Джозеф, наставник в колледже, основал программу “Внутренняя сила”, занимается с афро-американской молодежью. Он говорит: “У каждого есть, что предложить. Работа с другими добровольцами помогла мне обрести силу. Им тоже трудно. Я многое приобретаю оттого, что вижу, как работают другие волонтеры с молодежью, и какую пользу это приносит всем им. Все волонтеры, даже если они работают всего два часа в неделю, играют важную роль в чьей-то жизни”.
  • Эмбер Коффман, девушка-подросток, кормит бездомных и говорит о своей работе так: “Жизнь людей меняется просто благодаря тому, что несколько волонтеров собираются по выходным и помогают бездомным от чистого сердца. Именно это заставляет меня рано вставать даже тогда, когда мне так не хочется готовить обеды. Я делаю это потому, что когда приносишь людям добро, тебя охватывает замечательное, ни с чем не сравнимое чувство. Стоит только начать жить так, и уже не сможешь жить по-другому”.
  • Джон Гейтус, пенсионер, бывший слесарь, руководит патрулированием улиц в борьбе с молодежными бандами, и рассуждает так: “Работа добровольца действительно изменяет жизнь, и ты становишься частью этих перемен и видишь их воочию. Не требуется заявлений политиков или полиции о том, что положение улучшилось. Ты сам видишь и чувствуешь это, и участвуешь в этом. Это порождает чувство гордости. Становишься активным членом общества.”
  • Кэтрин Пинер уже в течение 22 лет консультирует больных раком груди после операции и говорит следующее: “Я гарантирую каждому, кто станет добровольцем, что у него улучшится эмоциональное, физическое и психическое состояние. Не важно, кто вы и чем занимаетесь. У людей, добровольно служащих обществу, лица озарены улыбкой. Те часы, которые они уделяют этой работе, им дороже любых денег, которые они могут получить”.

Добровольцы обычно работают сообща для того, чтобы охватить как можно больше людей и добиться максимальной эффективности. В Соединенных Штатах более миллиона благотворительных организаций, официально зарегистрированных в Налоговом Управлении США – от небольших местных групп до гигантов, работающих на территории всей страны. Сюда не входит большинство религиозных конгрегаций, групп взаимопомощи и местных отделений больших национальных организаций, таких как “Американское общество по борьбе с раком”. Не учитываются также менее формальные группы, выполняющие самые разные функции – от заботы о беременных женщинах до предоставления похоронных услуг. В общем и целом, общее число благотворительных организаций и обществ составляет не менее трех миллионов, и оно продолжает расти.

В число добровольных организаций входят крупные институты, такие как университеты, музеи и больницы, такие национальные гиганты, как “Американская ассоциация по борьбе с сердечными заболеваниями” и “Американский фонд сохранения исторического наследия” и местные объединения, занимающиеся почти всеми возможными благими делами и благотворительными функциями.

Добровольные организации выполняют три основные функции: оказание услуг (таких как предоставление молодежных общежитий), отстаивание прав (например, организация “Американцы за предоставление благоприятных возможностей индейцам”) и наделение полномочиями (например, “Национальная женская организация”).

Добровольные организации углубляют связи между людьми, расширяя все аспекты их частной жизни, включая религиозное самовыражение и осуществление взаимовыгодных проектов. Очень многие из этих связей носят неформальный характер, но многие требуют определенной структуры, что ведет к созданию объединений.

Интересуетесь ли вы полевыми цветами или гражданскими правами, артритом или чистым воздухом, искусством Востока или ликвидацией неграмотности, умирающими или правами тех, кто еще не родился, вы всегда найдете соответствующие организации, а если таковой не найдется, то в Америке всегда можно ее создать – это очень легко.

Активно участвующий в жизни общества бывший государственный служащий Джон Гарднер считает, что “почти каждое серьезное социальное достижение в Америке берет свое начало в добровольческой работе”.

Если бы добровольцы и добровольные организации вдруг исчезли из жизни нашей страны, мы бы потеряли что-то исключительно американское в нас. Этот сектор общества повышает нашу способность к творчеству, оживляет жизнь, воспитывает в нас чувство личной ответственности, вдохновляет тех, кто работает на низовом уровне, и напоминает нам, что мы родились свободными. Жизнеспособность этого сектора утвердилась на благодатной почве – чувстве гордости гражданина, сострадании, традиционной благотворительности, сильном побуждении к решению проблем, чувстве личной ответственности и неистребимой приверженности выполнению великой задачи совместного улучшения нашей жизни”.

Именно это объединение усилий, вызванных состраданием, заставляет нас проявлять активный интерес к решению самых серьезных вопросов, с которыми всем нам приходится сталкиваться. Такие огромные и сложные проблемы как наличие раковых заболеваний и бедности требует привлечения к их решению тысяч добровольцев, уделяющих основное внимание оказанию услуг, профилактике, просвещению и разработке соответствующей государственной политики.

Обычно, когда приводятся примеры мощи и масштабов воздействия добровольцев на жизнь общества, то эти примеры почему-то относятся к прошлому – к отмене рабства, борьбе за предоставление женщинам избирательных прав и принятию законов о детском труде. При всей важности этих примеров их постоянное повторение имеет тенденцию к увековечиванию ложного представления о том, что в настоящее время гораздо ниже вероятность добиться чего-то значительного.

На основе личного опыта у меня сложилось твердое убеждение в том, что только за последнюю четверть века у нас было великое множество примеров самого эффективного воздействия гражданского служения обществу на сознание и практическую деятельность людей, которое привело к значительным переменам. Например, лишь за последние 20 лет добровольцам удалось сломать многовековую стену безразличия к потребностям умирающих. В результате благородных длительных усилий добровольцев, теперь практически повсюду имеются службы для безнадежно больных людей (хоспис), приносящие облегчение смертельно больным людям и их семьям.

В самое последнее время страстность, смелость и упорство добровольцев заставили нашу страну и каждый из ее регионов осознать, что мы должны сохранить для будущих поколений свои драгоценные запасы воды, воздуха и земли. Основанные на этом этика и практика распространяются в настоящее время на все местные и национальные природные богатства, включая заболоченные земли, леса, сельскохозяйственные угодья, имеющие историческую ценность здания, а также центры некоторых городов, подлежащие сохранению в том виде, в каком существуют сейчас.

Добровольцы активно выступили в поддержку достойного отношения к умственно отсталым детям, и их успехи воодушевили на работу других людей, занимавшихся аналогичными проблемами в отношении людей, страдающих церебральным параличом, аутизмом, отставанием в обучении и сотнями других болезней, о которых всего несколько десятилетий назад мы вообще не имели представления.

Создав организацию “Анонимные алкоголики”, разросшуюся по всей стране, добровольцы впервые разработали модель взаимопомощи, которая в настоящее время применяется к решению почти всех серьезных личных проблемы. Почти повсюду существует группы людей, которым выпало пережить серьезные потрясения, такие, как потеря ребенка, мастектомия, депрессия, инсульт или физическое насилие, и которые стремятся помочь другим людям, оказавшимися в аналогичной ситуации.

Кроме того, всегда есть люди, которые служат обществу, пропагандируя огромное значение искусства и культурных возможностей для цивилизованного общества. Одна из великих волн волонтерской деятельности и ее влияния на общественную жизнь связана с развитием любительского театра, самодеятельных танцевальных коллективов и непрофессиональных музыкальных ансамблей, которые открывают благоприятные возможности для приобщения к искусству, развития творческих способностей и наслаждения творчеством.

Можно без конца перечислять услуги, оказываемые волонтерами, включая дошкольное образование и воспитание, детские сады, социальные услуги, борьба с раковыми заболеваниями, борьба с потребительством, контроль рождаемости, разрешение конфликтов, создание этнических музеев, уход за младенцами, помощь престарелым, борьба с беременностью среди несовершеннолетних, борьба с токсикоманией и обучение профессиональным навыкам. Если собрать вместе все эти услуги, то получается, что они охватывают все сферы жизни американского общества.

Благодаря инициативе наших волонтеров и независимых организаций, все больше американцев свободно исповедуют свою религию, спокойно учатся, чувствуют проявление по отношению к себе сострадательной заботы, проводят творческие эксперименты, плодотворно служат своей стране, активно отстаивают свои принципы, идеи и инициативы и вносят щедрый вклад в жизнь своих соотечественников. Эти черты национального характера американцев прекрасны и вечно должны оставаться таковыми.

Брайан О’Коннелл – президент-основатель организации “Независимый сектор”, профессор Унивеситета Тафтса, специалист в области общественной политики и государственного управления. Автор двух исследований “Голоса из сердца: хвала волонтерам Америки” (“Джосси-Басс энд Кроникл Букс”, 1998) и “Гражданское общество: фундамент американской демократии” (“Юниверсити Пресс оф Ингланд энд Тафтс Юниверсити”, 1999).

P.S.: короткая ссылка на статью http://sostudent.ru/?p=472
Евгений Скворцов

Автор статьи / источник материала:

Евгений Скворцов, количество опубликованного материала - 53

Основатель и тренер SOStudent.ru, психолог, волонтер с 1997 года, семьянин, ведущий автор концепции "Ценностно-ориентированное добровольчество", координатор Байкальского Добровольческого Форума.

Подробнее об авторе


РанееПервое правило отличника. Часть 2. ДалееШкола Дедов Морозов

Вам необходимо войти, чтобы оставлять комментарии.